Режиссёр сериала «Пьяная фирма» Константинопольский: за кадром не пили

Режиссёр Григорий Константинопольский рассказал АиФ.ru о работе над сериалом «Пьяная фирма», о реакции зрителей на шутки героев и почему Михаил Ефремов называет его деспотом.

19 декабря на ТНТ стартует новый комедийный четырёхсерийный сериал «Пьяная фирма» с самым мощным актёрским составом в истории телеканала: Михаил Ефремов, Елизавета Боярская, Анна Михалкова, Марат Башаров, Юрий Колокольников, Евгений Цыганов и ещё почти десяток звёзд российского кино. Многообещающую трагикомедию о гениальном враче Григории Михайловиче Штучном (Михаил Ефремов), который эффективно лечит богатых людей от запоя, снял известный режиссёр Григорий Константинопольский («Восемь с половиной долларов», «Кошечка»). Накануне премьеры АиФ.ru узнал у Константинопольского, как проходили съёмки «народного сериала».

«Кино — это адский труд»

Елена Яковлева, АиФ.ru: Пресс-служба телеканала ТНТ говорит о том, что «Пьяная фирма» — это настолько многослойная история, что каждый зритель увидит в ней что-то своё. Кто-то — народную черную комедию, кто-то — поэму о российском пьянстве, кто-то и вовсе отсылки к Гаю Ричи и Квентину Тарантино… Интересно, а о чём в первую очередь снимали вы?

Григорий Константинопольский: Я, честно говоря, не думал насчёт каких-то отсылок, ни к Гаю Ричи, ни к кому другому. Я просто снимал сценарий, который был мной написан, я старался сделать напряжённую историю, которую было бы интересно смотреть. Если говорить, о чём она, то об очень многом. Возможно, это история маленького человека, столкнувшегося с судьбой. Возможно, это своеобразный диалог отца с дочерью, а также телероман, в котором рассказывается о жизни одного человека на протяжении нескольких десятилетий.

— Кажется, что в этом сериале водки на экране было выпито больше, чем в каком-либо другом российском кинопроекте. Сказалось ли это на съёмках? Как съёмочная группа вела себя за кадром, позволяла себе выпивать?

— Да сейчас! У нас на площадке трезвость — норма жизни. Не дай бог кто-нибудь выпьет или нажрётся — я бы всех удавил. Нет, конечно, не пили. Кино — это адский труд, и там совершенно не до расслабона. Когда смена закончена, тогда можно позволить себе немного выпить, расслабиться. А пока идёт смена, вы что… Это очень напряжённая, тяжёлая работа.

— Насколько мне известно, некоторые артисты называют вас деспотичным режиссёром…

— Не знаю, деспотичным режиссёром меня называет только Ефремов. И делает он это потому, что я заставляю его работать, потому что он, как любой профессиональный опытный артист, имеет огромный набор сложившихся инструментов и штампов, которые хочет использовать, не тратясь внутренне. Но со мной этот номер не проходит. Я заставляю его работать. Он злится, и поэтому я становлюсь деспотом. Я не деспот, я — коллега и партнёр, пока люди хотят работать. Когда они не хотят работать, это уже другой вопрос.

Михаил Ефремов: «Иногда кошу под дурачка»

«Участвовать в халтуре мне неинтересно»

— Почему решились на создание этого сериала? Ведь ранее вы заявляли, что пытались подписаться на сериал, но оказалось, что не можете, так как это скучно.

— Тогда было скучно, потому что это был не мой сценарий, а написанный другими авторами по-быстрому, тяп-ляп, чтобы получить какие-то быстрые деньги. Я же участвую только в тех проектах, которые делают специально со мной, для меня и под меня.

Участвовать в халтуре, в освоении денег мне вообще не интересно. Я не для этого занимаюсь этой профессией. Иногда звонят и говорят: вы знаете, через месяц мы хотим начать съёмки. Не хотите принять участие? Я диву даюсь! Спрашиваю: а кастинг? А у нас уже утвержденный кастинг. Я говорю: а группа? У нас уже собрана группа, у нас уже есть оператор, художник-постановщик и так далее. А зачем я тогда вам нужен? Для того, чтобы кричать «мотор» на площадке? Вот поэтому мне такие проекты вообще не интересны.

— К слову о кастинге: известно, что изначально вы хотели сами исполнить роль главного героя, которого впоследствии доверили сыграть Михаилу Ефремову. Что повлияло на ваше решение? И не жалеете о нём теперь?

— С одной стороны, мне жалко, что сыграл не я, а с другой стороны, Михаил — блестящий артист, и играет он, конечно, лучше. 

Елизавета Боярская: «Я просто взялась за ум!»

Михаил — это первое решение, которое может прийти на роль Григория Штучного — пьющий человек средних лет. Это было решение продюсеров, у меня же на эту роль был другой артист (я сейчас не хочу называть его имя, это некорректно). Он, конечно, не такой популярный, как Михаил, но тоже блистательный МХАТовский актёр, и я хотел с ним сделать неожиданного героя.

Но, естественно, комедия с Михаилом в главной роли привлечёт большее количество телезрителей, поэтому выбрали его. А работать с ним было тяжело, он крайне нервный, и, мягко говоря, не любит работать, а любит отделаться по-быстрому. А от меня по-быстрому отделаться не получается, поэтому на площадке возникали конфликты. Но играет он, конечно, блестяще, ничего не скажешь.

«Пускай публика скажет своё слово»

— Расскажите, как обстоят дела с продолжением «Пьяной фирмы», будет ли второй сезон?

— На данном этапе это зависит не от меня, а от рейтинга истории. Если у ТНТ будут какие-то суперцифры, возможно, канал запустит продолжение, а может, и не запустит, потому что, в принципе, этот сериал — не формат канала. Шансы на то, что будет продолжение, на мой субъективный взгляд, крайне малы.

—  Но вам бы хотелось, чтобы продолжение было?

— Да, с удовольствием, почему бы не сделать.

— А вот вопрос, который уже зависит от вас: почему не хотите сделать из сериала фильм?

— Не то чтобы не хочу. Я попробовал и сделал киноверсию на 2 часа 20 минут. Но по сравнению с сериалом она оказалась менее напряжённой. Потому что сериал делится на 4 части. Эти 4 части имеют свой ритм: начало, первое основное событие, развитие, второе основное событие и интригующий финал. Кино же строится по-другому, и драматургия фильма строится по-другому. И в версии на 2.20, что, в общем, и так не мало, некоторые линии были выкинуты, что, на мой взгляд, обеднило историю.

Видимо, если какая-то вещь задумана как сериал, то не стоит делать из неё кино, и, наоборот.

—  Сериал показывали публике уже несколько раз: на фестивале «Движение» в Омске, на Днях российского кино в Тель-Авиве, на пресс-показе в Москве. Вы присутствовали в зале, понравилась ли вам реакция зрителей?

— Да, я местами смотрел, но, конечно, смотрел не на экран, а как режиссер, с точки зрения деталей. Режиссер смотрит иначе: проверяет реакцию публики, смеются ли в тех местах, в которых намечены гэги, работают эти гэги или нет. И в общем я был приятно удивлён, что, во-первых, многие гэги работают, то есть там, где я планировал, что люди будут смеяться, они смеялись. А второе, было несколько неожиданных мест, в которых я не думал, что люди поймут юмор. Но как-то, знаете, понимают и въезжают, и смеются, и это, конечно, очень приятно. Это и есть отдача — когда ты сидишь в зале, а публика смеётся там, где ты хотел, чтобы она смеялась.

— Зрители, посмотревшие сериал, говорят о том, что «Пьяная фирма» — это такая летопись нашего времени. А можете ли вы назвать Григория Штучного героем нашего времени?

— Да какая разница, чем могу назвать или не могу назвать… Это всё слова. Потому что всё, что я мог назвать или сказать, я сделал уже в фильме. А словами пускай скажут зрители. Если они решат, что это герой нашего времени, я буду только рад. Мои оценки уже совершенно не важны. Я всё равно смотрю на эту вещь необъективно и так далее. Пускай публика скажет своё слово.

Источник

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *