«Нормальная я баба!» Яна Троянова о мужиках, русских женщинах и новой роли

«АиФ» поговорил с актрисой накануне старта нового проекта с ее участием.

На канале ТНТ — премьера комедийно-драматического сериала «Ольга», главную роль в котором исполнила актриса Яна Троянова — известная по картинам «Волчок», «Жить», «Страна ОЗ», «Кококо».

«Есть российская действительность, есть национальный характер. Я считаю себя обладательницей такового. Это не означает, что я готова тушить горящую избу, предпочитаю подождать, пока она догорит. Но русскую бабу не остановить, если что. Это правда», — говорит актриса.

«От любви до ненависти — один шаг!»

Сергей Грачёв, АиФ.ru: Яна, вы заявили: «Я все знаю про то, что происходит в “Ольге”. Это моя страна, это мои соседи, это мои друзья, мои родители, это — я. Это будет самый классный народный сериал, я вас уверяю». Откуда такая уверенность?

Яна Троянова: Я сама росла на таких фильмах, как «Родня», «Любовь и голуби». Я люблю все такое очень народное, когда узнаваемо. И поэтому есть такая вот какая-то уверенность. Это не означает, что мне не страшно, что я не волнуюсь перед премьерой. Это означает, что у меня есть ощущение. Что я его сейчас ловлю и передаю. Я вообще стараюсь жить ощущениями, а не головой. Поэтому, буду надеяться, что я права.

— Сериал заявлен в том числе как комедийный. Ваша героиня воспитывает двух детей от разных браков, заботится об отце-алкоголике и пытается наладить личную жизнь. В общем, история жизненная, типичная. Среди вашего круга общения, среди подруг, одноклассниц много таких «Ольг»?

— Я сразу в ней увидела свою подругу, у которой один в один такая семья. Буквально сейчас она еще стала бабушкой, я это все наблюдаю. Это подруга моя с пяти лет. Я увидела эту связь, что у меня есть созвучие, но, естественно, все равно, я там почувствовала свой характер. Я в принципе сильный человек, со стержнем, Ольга именно такая. Ты сразу это все видишь и чувствуешь: где я могу подчерпнуть нюансы со стороны, где мой стержень будет работать.

— Почему в нашей стране, есть такое ощущение, чаще всего именно бабы тащат на себе все — семью, родителей, детей… Ну как у Некрасова «коня на скаку», «в избу горящую…» Или это все стереотипы?

— Есть российская действительность, есть национальный характер. Я считая себя обладательницей такового. Это не означает, что я готова тушить горящую избу, предпочитаю подождать, пока она догорит. Но русскую бабу не остановить, если что. Это правда. А «русскость» «Ольги» в любви. И тут же… в ненависти. У нас чуть что ор, чуть что — ремень. У нас нет такого, чтобы ребенка отвели к психоаналитику, как в Европе. А давайте отведем ребенка к специалисту? А давайте наорем на ребенка дружно! А потом полюбим, скажем ты мой хороший, да как я могла, но ты же меня довел. Моя героиня вечно спасает семью, совершенно не думая о себе. Она не строит свою личную жизнь, не понимает, что она живет чужой жизнью.

— Ничего удивительного! Оглянитесь — очень многие родители пытаются переломить свои комплексы, несбывшиеся надежды — за счет своих детей.

— Согласна, конечно… Вообще, проблема родителей в нашей стране в том, что у нас семья строится либо на перелюбливании, либо на недолюбливали. У нас нет уважения друг к другу в семье. И это проблема: Оля стремится нахрапом их изменить, она не принимает их позиции. У нее все так, как она считает нужным. И это, конечно, для зрителей будет полезная штука: семьи часто вот так вот живут. Никто друг друга ни во что не ставит. Хотя любим! Ой, что вы, мы же очень любим! Хотя, где уважение? Мне кажется, наш сериал — это будет как сеансы телепсихологии для таких семей. Потому что они могут со стороны себя увидеть, и сказать: слушайте, ну это наша семья один в один!

— Создатели сериала говорят, что вы, по сути, явились соавтором сериала. Каким образом? Вы же актриса, а на площадке главный режиссёр, ну и продюсеры…

— Я даже когда еще, может быть, до конца не понимала, как я буду играть Ольгу, очень много спорила с продюсерами, во время съемок: «Вот надо фразу поменять» Они меня всегда просили быть попозитивнее, я-то человек достаточно агрессивный… Я, может, баба нормальная, но недобрая, поэтому ребятам приходилось меня просить мягче делать. Мне казалось, что моя задача все разнести сейчас, со сковородкой, со скалкой! Но при этом я всех спасу — свою семью! С другой стороны, я в начале съемок не дала темпа бешеного. И вот мы спорили с продюсерами, и Артем Логинов, и Александр Дулерайн, все участвовали и все эту Ольгу постепенно лепили. Там есть мое авторство, но ребята все равно свою Олю пытались во мне выстроить. А я с ними спорила…

— И как проходили ваши споры?

— Ну как?! Я заявляла прямо: «Вашу Олю я никогда не сделаю, я сделаю свою!» В итоге мы нашли какие-то компромиссы и сделали совместную Олю. Потому что если бы мне отдали бы право делать ее совсем моей, формат канала этого бы не вынес. Это арт-хаус вынесет. А я вообще впервые сталкиваюсь с понятием «формат». В арт-хаусе-то можно все: выдать драму, в кадре побриться налысо, вены вскрыть. Тут же нужно все равно пощадить зрителя, и нам не нужна жесть и кровь. У нас хоть семейная ситуация в сериале и тяжеловатая, мы все равно все время вперед двигаемся, мы ни в коем случае не тонем.

«Мне стало стыдно за себя…»

— Можно личный вопрос? Ваш муж — известный режиссер Василий Сигарев — производит впечатление человека довольно мрачного. Да и фильмы его особо веселыми не назовешь. Вы же производите впечатление этакой веселушки-хохотушки. Как вы уживаетесь?

— Дополняем друг друга!

— Я очень люблю фильм с вашим участием «Кококо». Но, пожалуй, самое сильное впечатление из картин с вашим участием, на меня произвел фильм «Жить», снятый, как раз вашим супругом. Пересматривать его страшно и жутко. А каково вам в нем было сниматься?

— Страшно и жутко.

— Яна, напоследок совсем о серьезном: сегодня многие режиссеры, которых принято было считать режиссерами, прежде всего фестивальными, арт-хаусными, представителями, так называемой «новой волны» — уходят работать на телевидение. То же самое происходит с актерами. Ну никак от вас было нельзя ожидать, что вы в сериале станете сниматься… В чем, по вашему, причина такой тенденции?

— Насчет тенденции не знаю, скажу за себя. Во-первых, это мой первый сериал. До этого у меня было много предложений по сериалам, но я всегда категорически отказывалась. Потому что в определенный период в кинематографе мне не нравились наши сериалы, за исключением одного-двух, которые появлялись, типа «Ликвидации». И я, конечно, отказывалась и считала, что в принципе, в этой жизни сериалы не моя история: я все-таки актриса из артхауса, из авторского кино. И вдруг пришло предложение, причем оно очень здорово начиналось, мне даже стыдно за себя стало, за свой гонор: «Яна, мы конечно понимаем, что вам все это неинтересно, но может быть вы обратите на нас внимание?». Мне понравилось, что разговор со мной начался с понимания того, что я не иду в сериалы. И я начинаю читать сценарий пилота, и я вдруг понимаю, что меня эта героиня цепляет. Я понимаю, что ее сегодня сделать в этой стране могу только я.

— Ни фига себе, извините!

— А что?! У меня, кстати, так с каждой ролью происходило всегда: я выбираю роли только от сердца. Никогда меня не убедит то, что там очень крутой режиссер, или крутые продюсеры — сам материал вдруг меня инфецирует и я понимаю, как буду это делать. Я, естественно, Сигареву это передала, говорю: «Слушай, тут мне сериал предлагают…» Он говорит: «И…?». «И, по-моему, это я», — отвечаю. Он сказал: «Если вот это чувствуешь, иди и пообщайся с людьми». Второй момент, это были сами продюсеры, потому что я люблю настоящих, порядочных мужиков. Я не люблю какую-то гнилому пузатую, которая на бабле сидит и снимает сериалы ежедневно, которые смотреть невозможно. Я увидела ребят, которые болеют проектом, влюблены в него. Это они «Ольга», «Ольга» вообще не я, «Ольга» — это Логинов, Лемперт, Орешин и их команда авторская. Как они потом мне рассказали, когда я появилась, но мы еще не договорились, что точно будем работать вместе, они уже пошли и что-то в ней поменяли. То есть они от меня тоже чем-то заразились. Это очень важно, вот эти первые контакты, я их вообще называю «любовью». Раз — и ты влюбляешься. По-началу это все от сердца. Поэтому для меня это однозначно мой проект. И, конечно, я волнуюсь. Я понимаю, что киносообщество, которое привыкло видеть Троянову в авторском кино, оно где-то сейчас будет меня ругать: «Как ты могла?! В сериал?!» Могла, и должна была! Ведь я прямо почувствовала, что по судьбе — это мой путь. Что я должна приблизиться уже к более широкому зрителю. Я знаю, что у меня в характере, в харизме, в органике есть что-то такое простое и народное. Я с ними говорю на одном языке…

— Давайте напоследок на позитивной ноте попробуем закончить… Как вы провели лето?

— Снималась во втором сезоне «Ольги»!

Источник

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *